Хуан Пабло Молино

Хуан Пабло Молино в мире дизайна — фигура масштабная. В портфолио архитектора есть шикарные пентхаусы в Нью-Йорке, замки в окрестностях Парижа, шале в Колорадо, дизайн салонов частных самолетов и круизных лайнеров, декорации для высокобюджетных шоу. Молино —ярый сторонник сохранения старинных ремесленных традиций и состоит в многочисленных организациях по защите культурного наследия. При этом он обладает уникальной способностью привносить элемент творчества в процесс реставрации, обычно не предполагающий ничего, кроме скрупулезного воссоздания того, что уже было сделано в прошлом. Яркий пример такого подхода —дом самого Молино в парижском квартале Маре.

Этот особняк был построен в XVII веке Габриэлем де Сулиньяком, архитектором семьи де Гиз, для нотариуса и секретаря Людовика XIII Клода Пассара. Пышная резиденция с внутренним двориком и садом была одной из самых изысканных в квартале. По за время своего существования она не раз переходила из рук в руки; новые владельцы сносили одни корпуса и пристраивали другие, подчас не блиставшие красотой. В конце 1980-х были проведены первые реставрационные работы. Часть уродливых строений снесли. Второй этап реставрации начался в 2002-м, когда дом перешел в руки Хуана Пабло Молино.

Архитектор избавился от громоздких и тяжеловесных пристроек, возвратив дому былую элегантность. Сад, который был почти полностью застроен, воссоздали с нуля. Фасад с дорическими колоннами, увенчанный треугольным фронтоном, шиферная крыша с каминными трубами —все обрело давно утраченную красоту. «Впервые я посетил этот дом десять лет назад, он выглядел совсем иначе, —вспоминает Молино. —Различные части здания принадлежали разным владельцам. Постепенно я выкупил их все. Я провел масштабную перепланировку и восстановил парадную лестницу, исчезнувшую в результате одной из многочисленных перестроек. Единственное, что оставлено в неприкосновенности, —это расписной потолок в гостиной. Только он и сохранился от изначального оформления дома, благодяря чему здание находится в списке исторических памятников. У меня не было намерения отреставрировать особняк в точном соответствии с планом 1619 года. Скорее я стремился воссоздать присущее тому периоду великолепие, сохранить общую атмосферу, а не конкретные детали». Необходимо было извлечь на свет то, что скрывалось под многовековыми наслоениями краски и за новыми межкомнатными стенами, но при этом не уничтожить магию четырехсотлетней истории дома. Помещениям были возвращены те же самые объемы, что и в XVII веке.

Тот же строгий подход использовался и при подборе материалов: мраморные полы, дубовый паркет, расписные потолочные балки и фактурная штукатурка на стенах, имитирующая текстуру мрамора. «Я сохранил присущую оригинальному интерьеру яркость красок: в кабинете —насыщенный синий, в спальне —желтый», —говорит Молино. Выбирая мебель и элементы декора, архитектор без лишних сомнений смешивал друг с другом произведения великих мастеров XVII и XVIII столетий, таких как Андре-Шарль Булль и Жан-Анри Ризенер, с современными арт-объектами и своими собственными работами. Особняк Хуана Пабло Молино —это великолепный образчик его «фирменного» стиля, в котором парадоксально сочетаются роскошь и чувство юмора. Например, в столовой стены расписаны сценками с участием обезьянок, но если присмотреться, окажется, что некоторые зверьки подозрительно напоминают самого дизайнера и его друзей. «Версаль был оформлен на века, —говорит Молино. —По там все было не совсем так, как нам преподносят в музеях, —строгости и железного порядка не было и в помине. Работая над своим домом, я хотел создать нечто в этом духе: особое мировоззрение, интерьер с человеческим лицом». А если иногда оно оказывается мордочкой мартышки —ничего страшного, ирония —отличное украшение интерьера!

Tags: , ,

Дата публикации: 12.01.2014